Восстановить пароль | Регистрация
Skip to content

Об актёре

Краткая биография

Победа молодого британца на последней церемонии «Оскар» вызвала шквал негодования у поклонников других номинантов, и даже многих критиков, несмотря на то, что все аналитики предсказывали именно такой исход событий. После награды SAG, профессионального признания коллег по цеху, это было почти предрешено. «Голбусы» вручаются за драму и за комедию/мюзикл, и, да, там была «вилка» — вторую награду получил Майкл Китон за блестящую игру в «Бёрдмане», но в итоге драма перевесила. А для массового зрителя Эдди Редмэйн стал поистине открытием – в фильмографии парня еще мало работ, которые шли в широком прокате. До «Вселенной Стивена Хокинга» он засветился только в двух мэйнстримовых проектах, да в нескольких костюмных сериалах (у нашего зрителя телевизионная работа – это работа второго сорта, хотя на западе так не считают). Все остальное было либо артхаус и фестивальное кино, либо мелкие, почти незаметные роли в больших проектах. Но чтобы разобраться, так ли неожиданен успех молодого британца в этом сезоне, нужно проследить за его творческой судьбой с самого начала. Что мы и предлагаем сделать. Эдвард Джон Дэвид Редмэйн, эсквайр, появился на свет 6 января 1982 года в семье лондонского банкира и предпринимательницы родом из Эдинбурга. Отец Эдди – потомственный предприниматель, семейное состояние начало формироваться в начале 19-го века, когда пра-прадед мальчика основал успешный бизнес по торговле шелком. А прадед Эдди, сэр Ричард Редмэйн, был инженером на шахте, где работал вместе с предками Кейт Миддлтон, после чего стал профессором Бирмингемского университета. Семья была достаточно богата, чтобы отправить всех своих сыновей в престижную школу Итон, где получают образование члены королевской семьи. Там Эдди оказался в одном классе с принцем Уильямом (кстати, забавно, младший брат Эдди учился в одном классе с принцем Гарри, можно сказать, что это семейная традиция).

Эдди (второй справа в первом ряду) на ежегодном фото всего общежития — еще в одном ряду с принцем — в первые дни своего пребывания в Итоне

Эдди за мольбертом в Итоне

Изначально мальчика даже поселили в то же общежитие, но потом перевели в другой дом: несколько учащихся и даже сотрудников заведения оказались слишком чувствительными к окружавшему принца повышенному вниманию и были передислоцированы подальше от него. В этой группе оказался и Эдди – немного нервный и хрупкий подросток. Впрочем, это не мешало ему быть душой компании — в старших классах его даже избрали старостой дома. За четыре года в стенах пансиона Эдди получил стипендию за успехи на музыкальном поприще — он солировал в хоре, играл на фортепьяно, а также увлекался живописью и, конечно, пропадал в местном театре.

Эдди — солист итонского хора. Послушать можно здесь (две первые композиции).

Эдди в постановке "Вестсайдской истории". Кембридж, 2003 год

Его любовь к театру началась с восьми лет, когда родители, активно участвовавшие в образовании сыновей, привели его на «Сон в летнюю ночь». После спектакля Эдди попросил маму отвести его в какой-нибудь детский театральный клуб. Так он попал в школу актерского мастерства Джеки Палмер в Хай-Вакомбе, где познакомился с будущими коллегами Аароном Джонсоном («Годзилла») и Джеймсом Корденом («Чем дальше в лес…»).

Театральный дебют будущего лауреата «Оскара» состоялся, когда ему было 12 лет – в постановке мюзикла «Оливер!» под руководством Сэма Мендеса. Роль была крошечной, а сам опыт – непродолжительным. Но потом пришло время отправляться в Итон. Там его талант был оценен и выпестован заведующим кафедрой драматического искусства Саймоном Дорманди, бывшим актером RSC (Royal Shakespeare Company). В постановке романа Э.М. Форстера «Поездка в Индию» Эдди играл роль… Аделы Куестед (в одной из сцен он восседал в платье на ноге слона, которого играл… Том Хиддлстон). Эта роль, как ни странно, окажется ключевой в дальнейшей карьере актера. Итон давно известен своими творческими выпускниками, среди которых «доктор Хаус» Хью Лори и Доминик Уэст из сериала «Любовники», Гарри Ллойд (также сыгравший во «Вселенной Стивена Хокинга») и Дэмиан Льюис («Родина»). Известен настолько, что режиссеры Вест-Энда частенько заглядывают на школьные спектакли в поисках новых талантов. И когда Марку Райлансу потребовался молодой актер на роль Виолы в юбилейной постановке «Двенадцатой ночи» Шекспира, он позвонил Дорманди за советом.

Эдди и Саймон Дорманди в 2014 году на театральной премьере

Дорманди, не долго думая, дал ему телефон Редмэйна, тогда уже студента Кембриджского университета. В тот вечер Эдди был пьян, он что-то праздновал с подругой, но от таких предложений не отказываются, поэтому мальчик собрался и поехал на прослушивание. «Наверное, то, что я был нетрезв, сыграло положительную роль, — говорил он впоследствии, — представляете, мне пришлось прослушиваться перед Марком Райлансом! Я бы со страха умер, если бы не алкоголь!» Райланс тогда был художественным руководителем шекспировского «Глобуса» и имел высокий авторитет в театральных кругах. Но Эдди свое прослушивание прошел. Следующие полгода он репетировал, одновременно продолжая учиться в университете экстерном.

Работа моделью Эдди не очень устраивала

На премьере спектакля присутствовал принц Чарльз, а еще – толпа актерских агентов, которые чуть не подрались за право подписать молодое дарование. Так Эдди стал профессиональным актером. Правда, с карьерой пришлось пока подождать – ему нужно было получить диплом. Редмэйн учился на искусствоведа, необычный выбор профессии для дальтоника, правда? Написав дипломную работу по Международном синему Ива Клайна и получив степень, Эдди взял год на размышления, чтобы попробовать себя на актерском поприще. Самое интересное, что весь его творческий путь осыпан наградами. Даже первая постановка в Ливерпуле («Мастер Гарольд и ребята») принесла ему приз за лучший дебют от местной газеты. Правда, по возвращении домой Эдди отмечал, что никто не заметил его двухмесячного исчезновения. В интервью молодой актер говорит, что этот спектакль помог доказать самому себе, что он действительно может этим заниматься. Лондонский дебют не заставил себя ждать. В постановке пьесы Эдварда Олби «Коза, или кто такая Сильвия» Радмэйн сразу обратил на себя внимание лондонского театрального сообщества, сыграв мальчика-гея, влюбленного в собственного отца. Братья Эдди развлеклись тем, что притащили на постановку папу Редмэйна, понаблюдать за его реакцией – в спектакле есть сцена, в которой его сыну приходилось целовать в губы Джонатана Прайса.

Эдди в «Двенадцатой ночи»

За эту роль он получил приз Милтона Шулмана за лучший дебют от газеты The Evening Standard, приз от Сообщества театральных критиков, как самый многообещающий дебютант, и номинацию на самую престижную театральную награду Великобритании – приз имени Лоуренса Оливье. Но в это время Эдди уже был в Австралии и снимался в своем первом фильме. Впрочем, его звездный час на театральных подмостках пришел чуть позже – в 2009 году театр Donmar Warehouse закрывал сезон новой пьесой «Красный» Джона Логана (драматурга и сценариста – «007: Координаты Скайфолл») в постановке Майкла Грандаджа. Пьеса рассказывала о взаимоотношениях известного абстракциониста Марка Ротко и его молодого ассистента. Перед глазами зрителей за полтора часа скромный и застенчивый молодой человек под ударами тяжелых слов-кувалд весьма сложного и сурового художника-ветерана сам превращается в будущего сурового и сложного по характеру творческого деятеля. Подмастерье начинает «угнетать» своего мастера. Это превращение принесло 28-летнему Редмэйну два театральных «Оскара»: приз Лоуренса Оливье и «Тони», когда спектакль был перенесен на американскую сцену. Параллельно его кинокарьера тоже продолжала двигаться. Забавно, ему всегда доставались весьма сложные, характерные роли: то умный и расчетливый убийца-маньяк, ведущий игру с психологом, в «Читая мысли», то мальчик с болезнью Аспергера в «Желтом платочке счастья», то гомосексуальный наследник пластиковой империи Бейкландов, съехавший в итоге с катушек и убивший свою мать за то, что она настояла на инцесте — в «Дикой грации». Видимо, это заслуга его агента. Интересно, что на прослушивании актерам пришлось играть именно сцену секса между матерью и сыном. Уже после утверждения Эдди на роль, за которую он упорно боролся полгода, продюсеры неожиданно решили, что он недостаточно известен, и захотели заменить его кем-то «более медийным». Но Джулианна Мур, игравшая в этом фильме мать-соблазнительницу, заявила, что не будет сниматься в картине ни с кем, кроме Эдди. И поскольку весь проект висел исключительно на ней, продюсерам пришлось вернуть Редмэйну его роль. «У меня ноги подкосились, когда я это услышал», — говорит Эдди. Он до сих пор благодарен Джулианне за то неожиданное заступничество.


С Джулианной Мур

После «Козы» и «Дикой грации» за ним прочно закрепилась репутация актера, способного сыграть самые сложные противоречивые образы. «Если вам нужен гей с предрасположенностью инцесту – это к Редмэйну, — шутил тогда Эдди. – Только такое и предлагают, видимо, до ролей нормальных людей я еще не дорос!» Возможно, фильмы, в которых он снимался, не были шедеврами, но перевоплощение актера в этих ролях всегда присутствует. Например, в «Черной смерти» его персонаж из скромного послушника-монаха превращается в одержимого охотника на ведьм, а герой «Провинциалки» постепенно раскрывается в педофила-насильника и убийцу.

Первой большой ролью Редмэйна в кино, дошедшим до массового зрителя, была биографическая лента «7 дней и ночей с Мэрилин», вышедшая на наши экраны в 2012 году. Здесь вся история держалась на его персонаже – молодом ассистенте режиссера, мальчике на побегушках, в обязанности которого входило приносить актерам кофе. На эту роль его взяли, в общем-то, играть самого себя: реальный Колин Кларк тоже был выходцем из высшего общества, учился в Итоне и Кембридже, и, возможно, имел такой же акцент, как и Эдди. Драматического материала в фильме для него было немного – требовалось всего лишь быть обаятельным и милым, но этот фильм вышел в широкий прокат. Тогда весь мир и увидел Редмэйна, хотя по сути, он был всего лишь клеем между сценами с участием звезд первой величины. Картина принесла номинации на «Оскар» Мишель Уильямс и Кеннету Бране, игравшим Мэрилин Монро и Лоуренса Оливье соответственно.

А Редмэйн получил очередную сложную роль – Стивена Рейсфорда в телеэкранизации романа Себастьяна Фолкса «Птичья песня». Сложность роли заключалась в том, что персонаж книги – интроверт. Всю случившуюся с ним драму он переживает внутри себя. В тексте это выразить легко, но пойди – сыграй! За 16 лет, пока сложный по структуре роман пытались экранизировать, на эту роль претендовали Юэн МакГрегор, Рэйф Файнс, Хью Грант и Джейк Джилленхол. Впрочем, продюсеры Тим Беван и Эрик Феллнер работой актера остались довольны, все дальнейшие британские картины Эдди – это проекты продюсерского дуэта Бевана и Феллнера. Когда Эдди узнал о кастинге в мюзикл «Отверженные», он снимался в «Провинциалке» — сидел в ковбойском костюме в своем трейлере посреди Северной Каролины. «Отверженные» — любимый мюзикл семьи Редмэйнов, эти арии они пели в машине во время длинных переездов к месту летнего отдыха и обратно, и Эдди очень хотелось сыграть в нем. Однажды во время перерыва он просто сел и записал одну из песен на айфон, и отправил своему агенту со словами «я тоже могу петь». Он совсем не ожидал, что агент отправит эту запись продюсерам шоу, ведь он не разминал связки со времен участия в Молодежном музыкальном театре почти десять лет назад! Но его пригласили на прослушивание. Дальнейшее – уже история: актеры пели на съемочной площадке «живьем», и это была работа голосовых связок на износ, потому что в театре поют каждую арию один раз в день, максимум два. Здесь же пришлось делать более двадцати дублей за раз – именно столько понадобилось, чтобы записать Empty Chairs at Empty Tables. И в фильм вошел именно последний дубль. Работа была сложной, а за ней последовал очень длительный период промо, потому что фильм двигали на «Оскар», и от актеров требовалось участие в разного рода беседах и вечеринках для критиков и академиков. Это тоже была работа на износ, окончившаяся триумфальным выступлением всей команды на церемонии «Оскар».

«Отверженные». С этим кадром связана одна забавная история. С режиссером Томом Хупером Эдди знаком с 2005 года, когда снимался у него в мини-сериале «Елизавета I». Во время прослушивания Эдди соврал, что умеет ездить верхом, хотя не сидел на лошади с четырех лет. «Среди актеров ходит убеждение, что об этом часто спрашивают без реальной нужды и проще говорить да, чем терять из-за этого шанс», — говорит в свое оправдание Редмэйн. Но в сериале ездить верхом таки пришлось. Эдди чуть не убился сам и не покалечил людей на площадке, заодно в итоге испортив кадр (его постыдное неумение управлять лошадью и правда сильно заметно). Режиссер при всех обозвал его лжецом. Эдди было так стыдно, что для следующего исторического фильма («Еще одна из рода Болейн») он действительно научился ездить верхом. «Я предпочел сказать правду, когда меня спросили об этом снова», — говорит он. Когда тема верховой езды всплыла в «Отверженных», как-бы в собственное наказание, чтобы искупить вину перед Хупером, Эдди придумал себе эту сцену с флагом. Он должен был поднять флаг с земли и пронести его на галопе. «Именно это я и заставлю тебя сделать!» сказал Хупер. На самом деле, управлять лошадью на галопе одной рукой — непростая задача. Эдди пришлось активно тренироваться перед съемками. Так эта сцена попала в фильм.


Видимо, усталость и начавшиеся отношения на личном фронте заставили Эдди повременить со следующим проектом. Он практически пропустил два года работы, отказавшись от всех предложенных тогда проектов, требовавших его отсутствия в Лондоне. Даже участие актера в заведомо провальном блокбастере Вачовски «Восхождение Юпитер» было обусловлено именно этими факторами – сцены с Эдди снимались в английских полях или в лондонской студии. Только в ноябре 2013 года Эдди снова отправился на серьезную работу – уже на площадку «Вселенной Стивена Хокинга». Эта роль потребовала от актера длительной подготовки и физического перевоплощения. Но зато здесь был заведомо «оскаровский» материал – история больного ученого, который не сдается перед лицом страшного недуга. Академики очень любят подобные перевоплощения, так что это стало немаловажным фактором победы Редмэйна в этом сезоне наград. Однако, это не был единичный и неожиданный успех, а скорее закономерный результат постоянного движения, актерской смелости и таланта. Те, кто следил за ним много лет, не сомневались, что однажды Эдди окажется на той сцене с «Оскаром» в руках. Признаемся, это произошло раньше, чем мы ожидали, спасибо материалу. 33-летний Редмэйн стал восьмым в десятке самых молодых обладателей высшей награды Американской киноакадемии. Сейчас Эдди Редмэйн снова работает над необычной ролью – первого в мире транссексуала, художника Эйнара Вегенера, который в первой половине прошлого века решился на операцию по смене пола и превратился в Лили Элбе. Ранее на эту роль была подписана Николь Кидман, так что большую часть фильма актеру придется проходить на каблуках и в юбке. Но зато мы точно знаем, что женские роли он играть умеет. И это — опять потенциально «оскаровский» материал. Второго подряд золотого болванчика дадут вряд ли (таких случаев за всю историю «Оскара» было всего пять), но номинация вполне возможна.

Немного статистики:

  • Родился 6 января 1982
  • Рост 186 см.
  • Женат на Ханне Бэгшоу с 15 декабря 2014.
  • Живет в Лондоне

С Ханной Бэгшоу

Подробнее о театральных и киноработах Эдди Редмэйна читайте в других разделах сайта.

Это копия моей статьи с портала Startfilm.ru